Творчество Г.Тукая и его место в истории литературы народов России

Как пишет известный литературный критик, исследователь поэзии периода Габдуллы Тукая, Г.Халит; «1905-1907 нче елларда иң беренче нәүбәттә поэзиянең кинәт күтәрелеп китүе очраклы булмады, әлбәттә, – дип тасвирлый бу чорны Г.Халит. – Моның беренче сәбәбе – гасырлар буенча көйрәп килгән шигъри традицияләрнең яшәүченлегендә, икенчесе – милли әдәбиятны буып торган киртәләрнең бер өлеше революция нәтиҗәсендә җимерелеп, вакытлы матбугат дөньясына ишек ачылу да, акыл һәм хис ирегенә сусауның, ашкынуның куәт алуында иде» [1].

Иначе говоря, Г.Халит указывает на невероятный рост в тот период самосознания татарского народа, проявления в нем творческих сил, появление большого количества гениальных поэтов и прозаиков. Это от объясняет, в первую очередь, политическими мотивами. Именно Первая русская революция открыла невероятную досель свободу многим народам России.

 Творчество Габдуллы Тукая отличается особым местом в татарской литературе. Его место сродни месту Пушкина в русской литературе. Не случайно Габдулла Тукай считал Пушкина и Лермонтова своими учителями.

Как-то раз, в одном из ответов своему оппоненту Башири Габдулла Тукай писал:

Пушкин – море, море – Лермонтов. В небе вечности сверкай
Негасимое созвездие: Пушкин, Лермонтов, Тукай!
Ты язык сврой длинный вытянул, а до звезд достать невмочь,
Не старайся, не дотянешься – уходи, собака, прочь!
Убирайся, но прислушайся к совету, сказанному мной:
Лай весь век на звезды яркие – не погасишь ни одной
[2].

Связь Г.Тукая с русской литературой была весьма тесной. Дело в том, что он долгое время проработал в русской типографии  в городе Уральске. Там он окончил русские классы. Знание русского языка и русской культуры давали возможность поэту, писателю и публицисту Г.Тукаю расширить свое мировоззрение.

Если такие поэты, как Дердменд были обращены к традициям восточной литературы, то в татарской литературе именно Тукай выступил «западником». Это второй момент, который роднил его с А.Пушкиным и другими «западниками» русской литературы.

Свое трепетное отношение к великому русскому поэту Тукай выразил в стихотворении «Пушкину»:

Пушкин, ты сердца пленил стихом цветущим, молодым,
Мой порыв, мои стремленья с детских лет сродни твоим.

Горы движет он, твой стих, деревья гнутся от него,
А стихи без этой силы ведь не стоят ничего!

В каждой строчке, в каждом звуке – юность, радость разлиты.
Ты, как солнце, светел, Пушкин, и, как мир, огромен ты!
[3]

 Связь Г.Тукая с русской литературой не ограничивалась А.Пушкиным, он переводил басни И. Крылова, делал вольные переводы А.Кольцова, не раз обращался к творчеству другого гиганта русской поэзии – М.Ю. Лермонтова. Но все же А.Пушкин оставался для Г.Тукая тем идеалом, к которому он стремился:

Я б хотел с тобой сравняться, – только недостанет сил:
Солнечным стихом навеки ты сердца людей пленил!
[4]

Влияние русской поэзии на творчество татарского поэта проявилось не только в его идеях, тематике и т.п., но также в форме, композиции произведений.

Как видим стихотворение Г.Тукая «К Пушкину» отличается силлабическим построением, принятым в татарском стихосложении, но иногда он переходит в силлаботонический размер, словно подражая Пушкину, Лермонтову и другим русским поэтам. Например, стихотворение «Надежды народа в связи с великим юбилеем», обращаясь к татарскому народу и показывая место своего родного народа в России, он пишет уже силлаботоническим размером:

Мы на Руси оставили свой след.
Мы – зеркало несчастий и побед.
Мы русским в дружбе и любви близки,
Роднятся быт, мораль и языки.
Бок о бок жили, как семья, сжились,
Вниз низвергаясь, устремляясь ввысь... [5] 

Связь Тукая с русской литературой связана и с его публицистическим творчеством. Например, одно из стихотворений его называется «Слова Толстого», где в основу произведения положено распространенное в то время «толстовство»:

Знаешь ты, отчего и еда у богатых вкусней?
Соль и перец, что в ней, – слезы бедных, несчастных людей [6].

 Лирика Габдуллы Тукая всегда была связана с судьбами татарского народа, в этом отношении его все литературные критики и литературоведы называли «народным поэтом».

Так, в стихотворении «Самому себе» татарский поэт от лирических нот переходит к судьбам своего народа:

Мне счастие татар дороже жизни,
Дождусь ли я для них хорошей жизни? 

До срока думой тяжкою состарен,
Я сам татарин, истинный татарин.

Именно в подобных строках проявляется Г.Тукай. В связи с тем, что мы рассматриваем связь Тукая с другими литературами народов России, можно отметить, что именно радение за свободу и счастье своего народа приводит в конце концов к тому, что поэт соединяется в этих стремлениях с другими национальными поэтами.

В этом отношении показателен ответ Тукая русским националистам, которые предлагали татарам уйти к своим тюркским и конфессиональным сородичам на юг. Это известное стихотворение Г.Тукая «Не уйдем!»:

Кое-кто с кривой душою нам пустой дает совет:

Уходите в край султана, здесь для вас свободы нет!
Не уйдем! Горька отчизна, но в чужбину не уйдем!
Вместо десяти шпионов, там – пятнадцать мы найдем!

Здесь проявляется историческое понимание Тукаем места татарского народа в судьбе России:

Мы уйдем, когда за нами вдаль уйдут и города,
Цепь лихих тысячелетий, наши горькие года.

Тукай явился одним из самых ярчайших просветителей. Не в смысле литературного направления, а в том, что он всегда пытался воспеть силу знания. В этом отношении Г.Тукай остался прогрессивным поэтом и писателем. Это роднит татарского поэта не только с другими прогрессивными поэтами народов России, но, в первую очередь, показывает, что татарский народ готов слиться с другими народами России.

Просветительские взгляды Г.Тукая проявились, например, в стихотворении «Книга», написанной еще в 1909 году. Здесь поэт близок к другим национальным поэтам народов России:

Когда за горем – горе у дверей
И ясный день ненастной тьмы темней;
Когда сквозь слезы белый свет не мил,
Когда не станет сил в душе моей, –

Тогда я в книгу устремляю взгляд,
Нетленные страницы шелестят.
Я исцелен, я счастлив, я живу,
Я пью тебя, отрада из отрад
[7].

Особое место в татарской литературе Г.Тукай занимает именно как интернационалист. В ту пору взгляды интернационалиста не могли удовлетворить основную массу татарского народа. Огромное влияние в населении религиозных деятелей, национальных и иных представителей не могли привести татарский народ сразу в семью народов России. Необходимо учитывать конфессиональные различия. Стремленье к освобождению собственного народа у Тукая всегда направлено против националистов. Это особенно ярко проявляется в стихотворении «Националисты»:

Мой татарский народ, ты на смерть осужден.
Не поможет лекарство – ты ядом сражен.
Не брыкайся, смирись, не валяйся в пыли,
Не откладывай больше своих похорон
[8].

Открытый призыв к борьбе за свободу, за будущее своего народа – одна из основных тем творчества Г.Тукая. Этот призыв слышен и в приводимом произведении:

Не проси исцеленья у гнусных пролаз,
Неподкупный борец – вот кто нужен сейчас!
Постыдимся же в Мекку без жертвы идти
И не сделаем без омовенья намаз
[9].

Важным элементом в творчестве Г.Тукая являются сатира, юмор, ирония. Подобные произведения Тукая всегда отличаются социальной направленностью. Иногда они направлены против своих оппонентов типа Башири.

Очень часто стихотворения татарского классика направлены против духовенства. Например, «Картофель и просвещение». В этом отношении творчество Г.Тукая вполне гармонично входит в общее состояние литературы народов России того времени. Например, это стихотворение напоминает и произведения М.Ломоносова, и стихи А.Кольцова:

«Звали «яблоком неверных»; «чертов плод», – ругались яро,
И тому, кто ел картофель, угрожали божьей карой
[10].

Эпоха, в которой жил и творил Г.Тукай, отличалась невероятной концентрации самых различных мнений, направлений в литературе и т.д. Об этом пишет и Г.Халит:

«ХХ йөз башы лирикасында эмоциональ һәм логик ситуацияләр бик тә төрлеләнде һәм катлауланды. Бу хәл шәхеснең, лирик геройның характеры белән бәйләнгән иде. Бу чорда лирика инде иҗтимагыйтарихи процесска актив тартылган драматик һәм трагик шәхеснең уй-кичерешләрендәге катлаулыкны чагылдыру юлына басты» [11].

Даже лирические произведения татарских поэтов этого периода были насыщены общественно-политическими мотивами. В этом отношении татарская общественная мысль сделала за несколько лет шаг на несколько столетий. Именно такая ситуация была представлена для Г.Тукая.

В заключении можно сказать, что лирика Габдуллы Тукая – это органическое сочетание внутренних переживаний и общественной жизни. Его творчество остается наиболее близким и понятным для других народов России именно в силу публицистичности и общественной направленности его произведений.


Использованная литература

  1. Нуруллин И.З. Напевы мятежного саза. О жизни и творчестве Габдуллы Тукая. – М.: Детская литература, 1986. – 222 с.
  2. Халит Г.Яңа гасыр поэзиясе. – Казан: Татарстан китап нәшрияты, 1979. – 168 б.
  3. Тукай Г.Сайланма әсәрләр: шигырьләр, поэмалар һәм чәчмә әсәрләр. – Казан: Татарстан китап нәшрияты, 2003. – 480 б.

 

Примечания

[1] Халит Г.Яңа гасыр поэзиясе. – Казан: Татарстан китап нәшрияты, 1979. – Б. 16.

[2] Нуруллин И.З. Напевы мятежного саза. О жизни и творчестве Габдуллы Тукая. – М.: Детская литература, 1986. – С. 85.

[3], [4] Указ. работа, С. 122.

[5] Нуруллин И.З. Напевы мятежного саза. О жизни и творчестве Габдуллы Тукая. – М.: Детская литература, 1986. – С. 166.

[6] Там же.

[7] Нуруллин И.З. Напевы мятежного саза. О жизни и творчестве Габдуллы Тукая. – М.: Детская литература, 1986. – С. 143.

[8] Указ. работа, С. 174.

[9] Там же, С. 175.

[10] Нуруллин И.З. Напевы мятежного саза. О жизни и творчестве Габдуллы Тукая. – М.: Детская литература, 1986. – С. 179.

[11] Халит Г.Яңа гасыр поэзиясе. – Казан: Татарстан китап нәшрияты, 1979. – Б. 82.

© «Туган Тел» 2006-2014